8-800-250-2081

 Жизнь космического аппарата начинается далеко от космодрома - в Москве, в цехах Научно-исследовательского института космического приборостроения. Это в прямом смысле - место рождения спутника.

Три тысячи километров позади. Степь и полупустыня. На пути - лишь барханы и перевалы. Вся надежда - на навигацию. ГЛОНАСС следит за экспедицией: 4 машины, 16 человек, космический маршрут: Москва-Байконур.

"2800 километров до Байконура, часть пути по бездорожью мы выбирали специально, - рассказывает руководитель экспедиции Борис Чернов. - А спутники наблюдали. ГЛОНАСС работал, спутники работали, и по каналам сотовой связи все это передавалось в центр мониторинга".

Своего рода эксперимент: военный пенсионер, бывший ракетчик, служивший на северном полигоне, Борис Чернов отправился в южную космическую гавань Байконур. На собственном опыте проверил и доказал: ГЛОНАСС работает.

В прошлом году с помощью навигаторов ГЛОНАСС эта экспедиция уже проехала по северному пути: Москва-Архангельск. Теперь покорился маршрут Москва-Байконур. Южный космодром выбран неслучайно: вскоре именно отсюда в космос отправятся спутники ГЛОНАСС-М - последние из этой серии.

Накануне старта глава Российского космического агентства Анатолий Перминов провел выездное заседание. Навигационные спутники нового поколения ГЛОНАСС-К - главная тема обсуждений. Аппарат уже третьего поколения должен выйти на орбиту в декабре этого года.

Начинается жизнь космического аппарата далеко от космодрома - в Москве, в цехах РНИИ КП - Научно-исследовательского института космического приборостроения. Это в прямом смысле слова - место рождения спутника. Подробнее рассказывает Юрий Урличич - генеральный директор, генеральный конструктор ОАО "Российские космические системы": "Космический аппарат состоит из массы деталей. И на новом аппарате ГЛОНАСС-К, который мы сейчас создаем в кооперации, сердце этого аппарата - информационный навигационный комплекс. Более полутора тысяч типономиналов, то есть различных транзисторов, диодов, сопротивлений, много-много другого. И все эти элементы должны образовывать схемы, все эти схемы должны работать. И мы обеспечиваем этим качество".

Микродетали человеческий глаз разглядеть уже не в силах, поэтому собирают современную электронику машины. Монтаж, шлифовка и запекание в парафазной печи. 200 градусов, кипящая жидкость и водяной пар - от этого припой крепче, а микросхеме не страшна агрессивная среда космоса.

"Представьте себе, что вы находитесь на самой крайней точке земли - на Северном полюсе. Приблизительно в этих же условиях находится аппаратура в климатической камере", - рассказывает начальник сборочно-монтажного цеха Алексей Андросов.

Так называемая термотренировка электронной начинки: температура понижается от минус 10-минус 80 градусов, а потом быстро возрастет до плюс 180. Космическая электроника должна выдержать такие нагрузки.

"Космические нагрузки не всякий радиоэлемент выдержит. Это должны быть проверенные радиоэлементы, - поясняет Юрий Урличич. - И, к сожалению, есть ряд проблем, нам приходится дублировать, троировать системы. Для того чтобы обеспечить функционирование аппарата на протяжении нескольких лет".

Готовые, проверенные и испытанные микросхемы монтируются в специальные рамки. Вячеслав Волков делает их четверть века. Вспоминает: раньше одну деталь делали за смену, а теперь машина вытачивает такую рамку за час.

 

// ВЕСТИ.21.07.2010

 

 

вернуться в раздел «Статьи»

Остались вопросы – оставьте заявку и мы с Вами свяжемся!